Заказать книги
0+

Новороссийск: история для всех

Новиков С.Г.
Председатель новороссийского исторического общества

in1

За тысячи лет до Адама
В то время, когда в Месопотамии не было и намека на появление древнейшей цивилизации, население, облюбовавшее территорию современного Новороссийска, уже добилось невиданных культурных и экономических высот. Свидетельством тому является раскопанное археологами поселение «Мысхако». Этот памятник, относящийся к периоду энеолита, появился здесь шесть тысяч лет назад. Но и сегодня он впечатляет надежностью своих оборонительных рубежей: каменных стен и искусственного рва. Столь же поразительна тяга древних «мысхакцев» к прекрасному. Даже глинобитные полы в их домах являли собой идеально ровную и тщательно отполированную поверхность. Можно лишь представить, насколько замечательно смотрелась на этом «танцполе» лощенная чуть ли не до зеркального блеска керамическая посуда… В те времена потолком технической мысли был гончарный круг. А вот «мысхакцы» уже обладали уникальными технологиями. Например, до сих пор неизвестно, каким образом им удавалось при обжиге посуды добиваться такого температурного режима, при котором поверхность глиняных сосудов начинала плавиться. К сожалению, древние «мысхакцы» не оставили нам не только технологические секреты, но и не запечатлели себя «на память». Первый «новороссиец», образ которого удалось воссоздать ученикам знаменитого антрополога Герасимова, значительно моложе жителей поселения «Мысхако», ему «всего лишь» 2500 лет от роду. Однако особую гордость внушает то, что «новороссийский» керкет – самый древний из всех реконструированных образов наших пращуров на Юге России. 

У обрыва цивилизации
Древним обитателям здешних мест повезло. Хоть и жили они на окраине самой что ни на есть Тмутаракани, но все же удостоились внимания известных в древнем мире людей. Географ Страбон рассказывал о греческой колонии Баты. Птолемей писал о Бате. Другие авторы упоминали Патус, Пагры и Гиерон. В любом случае, на краю древней Ойкумены с VI в. до н.э. по III в н. э. кипела бурная жизнь. Ведь неподалеку располагался второй по значимости (после Египта) центр мировой хлебной торговли. По свидетельству древних авторов, народ в Афинах даже ставил статуи правителям Боспора в благодарность за снабжение Аттики хлебом. Воды Цемесской бухты в те времена бороздили греческие триеры, римские либурны и как же без них!) пиратские камары. Быстроходные лодки морских разбойников будто стая хищных пираний налетали из прибрежной засады на торговые суда. Вызов «организованному» разбою на море бросил боспорский царь Эвмел. В решающем морском сражении у берегов Горгиппии (современной Анапы) он нанес сокрушительное поражение объединенному флоту пиратствующих племен ахеев и гениохов.
 
Потерянный след генуэзцев
В 13-м веке берега Цемесской бухты формально находились под властью Золотой Орды. Но обитателей степей мало занимало морское побережье. Иное дело, генуэзские купцы, у которых здесь был особый интерес – совсем рядом проходила северная тропа Великого шелкового пути, следовательно, имелся прямой выход на страны Востока. С ханом Батыем генуэзцы сторговались без особого труда. Их неуклюжие и крутобокие нефы еще многие годы оставались визитной карточкой местной бухты. А вот с турками, ставшими после падения Константинополя хозяевами Черного моря, генуэзцам договориться не удалось. От былого присутствия итальянцев на наших берегах вскоре не осталось и следа.
 
Печальная повесть Суджука
Стремясь упрочить свое положение на черноморских берегах, турки возводят в 1722 году крепость на берегу Цемесской (османы называли ее Суджукской) бухты. Надпись над крепостными воротами гласила: «Эта новая крепость стала преградой на пути врагов». Ах, если бы местные горцы умели читать! Не решаясь штурмовать неприступные стены Суджука, они досаждали защитникам крепости периодическими блокадами. И небезуспешно. В 1784 году, например, турецкий гарнизон попросту вымер от голода, не дождавшись подвоза продуктов морем. В живых, если верить преданию, остались двое – муж и жена, обитавшие в амбаре, где хранились пустые мешки из-под кукурузной муки. К счастью, мучной пыли, выбитой из мешков, хватило на десяток спасительных лепешек… Что же касается русских, то именно здесь, на траверзе Суджукской крепости, произошло их первое победоносное сражение на Черном море. 29 мая 1773 года русская эскадра под командованием капитана 1-го ранга Я.Ф. Сухотина уничтожила 6 турецких кораблей. Позже были и другие славные победы при Суджук-Кале: на море и на суше. Дважды русские войска овладевали этой крепостью, но каждый раз ее приходилось оставлять туркам по условиям очередного мирного договора. Впрочем, в 1812 году русский гарнизон, покидая Суджук, основательно потрудился. Извечному противнику на этот раз досталась лишь груда развалин. Восстановить крепость Блистательная Порта не успела. В 1829 году договор, подписанный в Адрианополе, поставил точку в споре двух держав. Суджукский берег окончательно становится берегом Новой России.

 

in1
in1

Отцы-основатели
Сегодня трудно поверить в то, что у исторического проекта с гордым названием «Новороссийск» когда-то имелись серьезные оппоненты. Но так было. Вместо будущего Новороссийского укрепления в планах Главного Морского штаба на 1838 год значилось строительство второго укрепления в Геленджикской бухте. И только убежденность генерала Н.Н. Раевского в том, что следующий форт нужно строить на берегу Суджукской бухты, привела, в конечном счете, к появлению Высочайшего предписания: «Иметь при устье реки Цемес главный порт или пристань для береговой нашей эскадры».

in1
12 (24) сентября в полдень в Суджукскую бухту вошла эскадра кораблей Черноморского флота под командованием вице-адмирала М.П. Лазарева, первооткрывателя Антарктиды и героя знаменитого Наваринского сражения. На берег был высажен армейский десант, ведомый генерал-лейтенантом Н.Н. Раевским, боевая слава которого взошла на полях Отечественной войны 1812 года, когда прапорщику Раевскому едва исполнилось 11 лет, и сводный батальон моряков-черноморцев во главе с капитан-лейтенантом Н.Ф. Метлиным, будущим морским министром. Этот день освящен традицией как День основания Новороссийска. Вслед за Раевским и Лазаревым третьим отцом-основателем города по праву признан адмирал Л.М. Серебряков, благодаря неустанным заботам которого Новороссийск был построен и «принял вид красивого города».

Заложник Восточной войны
Тревожным выдался для новороссийцев февраль 1855 года. Шла Крымская война. Русский флот был заперт в Севастополе. На черноморских просторах хозяйничали англо-французские эскадры. Небольшой гарнизон Новороссийского укрепления, вооруженный устаревшими орудиями, был превосходной мишенью для дальнобойной корабельной артиллерии союзников. Разумеется, они не упустили возможности продемонстрировать свое превосходство в силе. 28 февраля в Цемесскую бухту вошла неприятельская эскадра. Выстроившись в боевую линию, корабли открыли орудийный огонь по городу. Ограниченная дальность стрельбы вынуждала русские батареи молчать. Но когда корабли союзников подошли ближе к берегу, защитники укрепления открыли сосредоточенный огонь по вражескому флоту. Получив повреждения, корабли союзной эскадры вынуждены были покинуть Цемесскую бухту. Защитники Новороссийска во главе с генералом А.О. Дебу одержали убедительную победу. Однако большой радости она не принесла. Россия в Восточной войне проиграла. По условиям Парижского мирного договора военные укрепления на кавказских берегах Черного моря надлежало разрушить. Русский гарнизон покинул Новороссийск. Вместе с военными снялись с насиженных мест и городские обыватели.
 
Слезы черкешенки
«Дайте Кавказу мир и не ищете рая на Евфрате! Он здесь!» – восклицал декабрист А.А. Бестужев-Марлинский. Мир дался Кавказу слишком дорогой ценой. Новороссийску пришлось стать свидетелем лишений и страданий, которые выпали на долю аборигенов здешних мест – адыгов. После окончания Кавказской войны русская администрация поставила перед собой задачу – очистить побережье от «беспокойного» и «вредного» горского населения, «покладистую» часть которого надлежало переселить на равнины Кубани, большую же – выпроводить в Турцию. Турок эта идея вполне устраивала: можно было получить целую армию отважных воинов для будущих войн с Россией. Началась обработка местного населения с двух сторон: турки – посулами и проповедями, русские – силой. Десятки тысяч горцев, бросая имущество, оставляя скот и хлеб, в морозы и жару пробирались на берег Черного моря. Под Новороссийском осенью 1864 года скопилось 17 тысяч беженцев. Они месяцами дожидались отправки, не имея самого необходимого для поддержания своего существования. Массами гибли они от голода, холода, эпидемий тифа и оспы. А сколько горцев погибло на море во время переезда в Турцию! Немало было случаев, когда турки подавали переселенцам непригодные суда, а потом топили их в море. Эту страницу истории Новороссийска не назовешь славной. Но было и такое. Увы.

 

in1

«Серое золото» кавказского Клондайка
В 1879 году ассистент Пражского политехникума Осип Кучера обнаружил, что простой помол и обжиг местной горной породы – мергеля – позволяют получить отличный цемент. По предложению Кучеры землевладелец Ф.М. Шашин забрасывает виноградарство и приступает к строительству на своем участке первого в Черноморье цементного завода. Но лавры славы достались не новороссийцу. Инициативу у местного помещика перехватило Акционерное общество Черноморского цементного производства, в числе учредителей которого оказались цементный заводчик В.П. Ливен, Торговый дом Э.М. Мейер и К°, барон Э.А. Жирард де Сукантон, генерал-майор Л.Е. Адамович. 3 декабря 1882 года, после торжественного молебна, первенец цементной промышленности Новороссийска (ныне цемзавод «Пролетарий») был пущен в эксплуатацию. А уже через три года газета «Кавказ» писала: «Дела завода идут настолько хорошо, что он не в состоянии выполнить всех заказов». Успехи первопроходцев не остались незамеченными. Посыпались проекты строительства новых цементных заводов. Местное население охватила лихорадка наживы на сдаче в аренду участков с «золотоносным» цементным сырьем. На запах денег в Новороссийск потянулись предприниматели, рабочий люд, авантюристы всех мастей. Захолустье империи превращалось на глазах в крупный индустриальный центр.
 

Губернский город
В мае 1896 года Новороссийск становится центром новоиспеченной Черноморской губернии. Это была самая миниатюрная губерния Российской империи. На момент образования ее население составляло всего-то 57,5 тысяч человек. Но уже тогда здесь проживали представители более сорока национальностей. В самом Новороссийске сосредоточилась львиная доля промышленных и транспортных предприятий губернии. Наряду с цементными заводами на индустриальном олимпе возвышались морской торговый порт и крупнейший в Европе элеватор, принадлежавший Владикавказской железной дороге, керосиновый завод общества «Русский стандарт», литейно-механический завод «Макларен, Фрейшист и К», мукомольная мельница Асланиди. Администрацию Черноморской губернии возглавлял губернатор. Первым черноморским губернатором стал генерал-майор Е.Ф. Тиханов. А самым именитым – генерал-майор Е.Н. Волков, будущий московский градоначальник и почетный гражданин Новороссийска.
 
«Новороссийская республика»
Свобода, о которой так долго мечтала передовая часть русского общества, нагрянула внезапно и мощно, опьянив собой не подготовленного к такому повороту событий обывателя. В одночасье рухнули устои размеренной провинциальной жизни. Забастовка стала самым актуальным способом самовыражения и решения злободневных проблем. Бастовали все: рабочие цементных заводов, портовые грузчики, ассенизаторы, почтово-телеграфные чиновники, шляпные мастера, гимназисты и гимназистки. Последние требовали, в частности, «замены врача мужчины на врача женщину и замену холодных завтраков горячими». Впрочем, обороты быстро нарастали, и тема горячих завтраков казалась уже неинтересной, на повестку дня вышел вопрос о власти. 8 декабря 1905 года о своих правах на власть заявил новороссийский Совет рабочих депутатов, верхушку которого составили профессиональные революционеры, оказавшиеся в приморском городе «в нужный момент». Опорой Совета была боевая дружина из вооруженных рабочих. Официальной же власти опереться было не на кого. Полиция и местный гарнизон сочувствовали Совету, жандармы в страхе попрятались, губернатор заблаговременно отбыл в отпуск. Оказавшийся не у дел вице-губернатор А.А. Березников вынужден был отсиживаться в вагоне на железнодорожной станции. На две недели (12-25 декабря) власть в городе перешла в руки Совета. Этот короткий период вошел в историю под названием «Новороссийской республики». Надо сказать, что Совету удалось приступить к радикальным преобразованиям в пользу трудовых слоев населения, декларировать политические свободы. Главной же заслугой Совета был образцовый общественный порядок в городе: «ни краж, ни грабежей». Прямо-таки, «бархатная» революция. 25 декабря 1905 года в город вошел карательный отряд генерала Пржевальского. В бой с ним никто не вступил, Совет самораспустился, «Новороссийская республика» пала.

В горниле войн и революций
За годы войн и революций Новороссийску суждено было повидать многое. Власти менялись часто и радикально. Не успели новороссийцы запомнить в лицо комиссара Временного правительства Н.Н. Николаева, как его сменил председатель ЦИК Кубано-Черноморской республики большевик А.А. Рубин. Последний отметился в истории тем, что в июне 1918 года воспротивился приказу В.И. Ленина о потоплении кораблей Черноморской эскадры. Директива советского премьера была выполнена благодаря решительным действиям потомственного дворянина В.А. Кукеля, командира эсминца «Керчь». 26 августа 1918 года в город вошли части Добровольческой армии. Военным губернатором был назначен полковник А.П. Кутепов. Новая власть первым делом вернула старый календарь. По нему и жили новороссийцы до 14 марта 1920 года, которое тогда же оказалось 27-м – в Новороссийск вступили части Красной армии. А вместе с ними вернулась и советская власть. «Всерьез и надолго».
 
На стройке новой эры 
Закончилась эпоха «бури и натиска». И пока Всеволод Мейерхольд зачинал полюбившуюся новороссийцам традицию уличных феерий, местные портовики, цементники, вагоноремонтники героическими усилиями приводили в порядок разрушенное войной хозяйство, налаживали выпуск мирной продукции. Первое время – на глазах у биржевых маклеров и прочего «несознательного» частного элемента. В 1927-м нэпманскую лавочку прикрыли. Трудовой Новороссийск зашагал в ритме первой пятилетки. На повестку дня вышли ударничество, встречные планы и «пафос нового строительства». Постепенно преображался и облик города. Исчезли землянки Трапезунда, у покупателя проснулся живой интерес к салонным стульям местной мебельной фабрики, до того радовавших глаз исключительно лондонцев и парижан. А после того, как удалось пережить голодомор начала тридцатых, жизнь новороссийцев с каждым годом становилась лучше и веселей.

 

in1

Мы чуть не стали коккинакцами
В 30-е годы всеобщими любимцами были стахановцы, кавалеристы, танкисты, спортсмены… Но больше других – летчики. Они же стали первыми Героями Советского Союза. Их именами называли школы, заводы, колхозы и города. Новороссийцы были горды тем, что их город воспитал целую плеяду «сталинских соколов», среди которых возвышалась фигура Владимира Коккинаки, которому сам товарищ Сталин предрек великое будущее. Был такой момент, когда прославленный асс стал настолько популярен, что идея переименования Новороссийска в город его имени стала обретать вполне зримые черты. Об этом говорили повсеместно – от пионерских сборов до заседаний городского Совета. К счастью, переименование не случилось. И думаем, что дважды Герой Советского Союза В.К. Коккинаки не очень расстроился по этому поводу. А благодарные новороссийцы продолжают бережно хранить память о великом летчике.

in1

 

С объявлением о сдаче города поторопились
О начале войны новороссийцы узнали из радиосообщений. Но уже 25 июня 1941 года в небе над городом появился первый немецкий самолет-разведчик. А в конце августа начались планомерные налеты вражеской авиации на Новороссийский порт. И все же никому не хотелось верить, что Новороссийск может стать когда-нибудь прифронтовым городом… Летом 1942 года гитлеровцы предприняли решительный бросок на юг, стремясь выйти к Волге и захватить Кавказ. В директиве № 45 Гитлер поставил перед наступающими войсками и такую задачу – «овладение всем восточным побережьем Черного моря, в результате чего противник лишится черноморских портов и черноморского флота». Смертельная угроза нависла над Новороссийском. 19 августа 1942 года начались бои за наш город. Они продолжались 393 дня. Дольше оборону держал только героический Ленинград. Первые недели боев принесли горечь утрат и разочарований. Сдержать врага на дальних подступах к городу не удалось. Уже 6 сентября бои с противником переметнулись на городские улицы. Несмотря на упорное сопротивление, оказываемое врагу бойцами 47-й армии, моряками Черноморского флота и Азовской флотилии, к утру 10 сентября была оставлена большая часть Новороссийска. В этот момент дрогнули нервы у тех, кто обязан был докладывать в Ставку о ходе боев. В итоге, вечером 11 сентября московское радио сообщило о событии, которому, к счастью, не суждено было случиться: «После многодневных ожесточенных боев наши войска оставили город Новороссийск». Между тем, наступление 17-й немецкой армии захлебнулось там, где должно было начаться: у цементных заводов, на первых километрах стратегически важного Сухумийского шоссе, открывавшего немцам путь в Закавказье и дальше – на Ближний Восток. Разрушенный, сожженный, обезлюдивший Новороссийск остался в истории непокоренным советским городом.

in1


Это сладкое слово «Свобода»

В начале 1943 года, после разгрома немецких войск под Сталинградом, стратегическая инициатива перешла в руки Красной Армии. Враг вынужден был спешно оставить свои кавказские позиции и отойти за мощные оборонительные рубежи «Голубой линии». Казалось, еще один натиск и враг будет вышвырнут из Новороссийска. Однако плохо подготовленное январское наступление Черноморской группы войск закончилось провалом. Выправить ситуацию должна была крупная десантная операция советских войск в районе Южной Озерейки. Времени и средств для ее подготовки было недостаточно, опыта проведения успешных наступательных операций у командования войск не было вовсе. Озерейский десант окончился неудачей. Но отвлекающий десант под командованием майора Ц.Л. Куникова оказался неожиданно успешным и превратился в основной. Плацдарм, захваченный куниковцами в ночь с 3 на 4 февраля 1943 года, стал болезненной занозой в теле немецкой обороны. 10 сентября 1943 года началась Новороссийская наступательная операция, осуществленная силами 18-й армии, Новороссийской военно-морской базы, 4-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота. Замысел операции был безупречен, но его реализация прошла далеко не гладко. Дерзкий десант с моря, ошеломивший противника, оказался в нелегком положении из-за задержки с высадкой второго эшелона. Сражавшихся десантников выручили войска 318-й стрелковой дивизии, прорвавшие оборону противника с суши и вызвавшие огонь на себя. 16 сентября 1943 года Новороссийск был полностью очищен от гитлеровцев.

«Мы восстановим тебя…»
Отгремели победные салюты, и взорам людей открылась картина страшных разрушений. На месте цветущего города лежали груды развалин и пепла. Возрождать Новороссийск взялась вся страна. Наш город вошел в число 15-ти ключевых российских городов, подлежащих первоочередному восстановлению. Проектирование обновленного Новороссийска было поручено академику архитектуры Б.М. Иофану. Возглавляемый им творческий коллектив создал смелый проект, осуществление которого превратило бы центр города в удивительно органичный комплекс архитектурных ансамблей, городских проспектов, окаймленных 5-тикилометровой парковой магистралью. Замысел был одобрен на самом высоком уровне. Но денег на его осуществление так и не нашлось. Скромным напоминанием о проекте академика Иофана является небольшой участок парковой магистрали, в которую так замечательно вписался в наши дни Пушкинский сквер.
 
Город-герой
В сентябре 1973 года страну облетела весть о том, что за выдающиеся заслуги перед Отечеством Новороссийск удостоен высокого звания «Город-герой». Ровно через год руководитель страны Леонид Брежнев собственноручно прикрепил к знамени Новороссийска высшие государственные награды – орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». Позже, во времена перестройки, нашлись «разоблачители», которые попытались усомниться в значимости великого подвига героев-малоземельцев, защитников и освободителей Новороссийска. Понятно, что эти потуги оказались жалкими. История все расставила по своим местам. Об идеологах- «перевертышах» все давно забыли. А имя Леонида Ильича Брежнева, благодаря которому всего за одно десятилетие наш город несказанно вырос и похорошел, продолжает жить в благодарной памяти новороссийцев.

 

 

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!

Контакты
353900 Новороссийск, ул. Губернского, 40
8 (8617) 72-03-90
Филиал №1 им.А.Гайдара
ул.Аршинцева, 50
(8617)27-91-79
Филиал №2
пр.Ленина, 31
(8617)72-62-16
Филиал №3
ул.Видова, 190
(8617)26-02-42
Филиал №4
ул.Видова, 123
(8617)21-37-38
Филиал №5
пр.Дзержинского, 210
(8617)64-94-62
Филиал №6
ул.Волгоградская, 44
(8617)22-34-83
Филиал №7
ул.Куникова, 62
(8617)63-76-35
Филиал №8
ул. Мефодиевская, 118 б
(8617)27-27-58
Филиал №9
ул. Первомайская, 9
(8617) 27-93-54
Заказ книг
ул.Губернского, 40
8 (8617) 72-03-90
Централизованная система детских бибилиотек г. Новороссийска. © 2010 - 2022