Версия для слабовидящих
ЦСДБ. Детская библиотека-филиал № 7. «Я забыть никогда не смогу…»: Устный журнал для учащихся 7-9 классов

 

ЦСДБ. Детская библиотека-филиал № 5. «Я забыть никогда не смогу…»: Устный журнал для учащихся 7-9 классов

Цель:
Воспитание нравственно-патриотических чувств, гражданственности, достоинства, чувства гордости за свою страну, за свой народ, чувство сострадания у читателей 7-9 классов.
Задачи:
- Формирование у учащихся знания о Великой Отечественной войне 1941-1945 годах, о блокаде Ленинграда, ее защитниках и подвигах; формирование у учащихся культуры миропонимания и осознание исторического прошлого и будущего в нем.
- Формирование  исторической памяти ребят, уважения к старшему поколению, к истории и культуре своей страны.
Оформление:
Подборка литературы по теме мероприятия
ТСО: мультимедиа комплекс, презентация «Я забыть никогда не смогу…».

Устный  журнал состоит из 3 страниц:

1. По страницам блокадной летописи.

2. Жила – была  девочка…(История семьи Савичевых).

3. « По праву разделенного  страданья…»  (Д. Шостакович и  
О. Берггольц»

Устный журнал ведут 2 библиотекаря, стихи звучат в исполнении читателей из числа участвующих в мероприятии (учат наизусть заранее).


Слайд 1
Вед.1: Бывают события, даже весьма значительные для своего времени,   которые  по прошествии десятилетий стираются из памяти людей и становятся достоянием архивных хранилищ. Но есть события, значение которых не тускнеет от неумолимого бега времени. Напротив. Каждое прошедшее тысячелетие с возрастающей силой подчеркивает их величие. К таким событиям относится победа нашего народа в Великой Отечественной войне. Память о ней неподвластна времени – бережно хранимая и передаваемая из поколения в поколение.
Вед.2: Немало славных страниц вписано в летопись Великой Отечественной войны – оборона Москвы, Сталинградская битва, Курская дуга, Малая земля… Но, пожалуй, самая трагическая – Ленинградская.
Вед.1: Каждый год 27 января прекрасный город, построенный Петром I на болотистых берегах реки Невы, Северная Пальмира, чьи дворцы, площади, улицы поражают великолепием, отмечает очередную годовщину снятия блокады. Подвигу ленинградцев, память о котором свято чтут в современном Санкт – Петербурге, посвящен наш устный журнал «Я забыть никогда не смогу».
Слайд 2
Вед.2: Чтоб снова
На земной планете
Не повторилось той зимы,
Нам нужно,
Чтобы наши дети
Об этом помнили,
Как мы!

Вед.1: Эти строки, написанные ленинградским поэтом Юрием Вороновым, стали эпиграфом нашего журнала.

Слайд 3
Страница 1. По страницам блокадной летописи

Вед 2: Немного истории. Развязывая войну против Советского Союза, Гитлер рассчитывал на блицкриг – молниеносную победную войну, закончить которую он собирался к осени 1941 года. И поначалу его прогнозы оправдывались – уже к 3 июля фашисты захватили Литву, часть Украины, Белоруссию; 9 июля заняли Псков, 5 августа – Смоленск. Создалась угроза прорыва фашистов к Москве и Ленинграду.
Слайд 4
Вед.1: 30 августа 1941 г. Немцы перерезали железную дорогу, связывавшую Ленинград со страной, а 8 сентября « колыбель Октябрьской революции», как называли город на Неве, была полностью окружена, и началась блокада. Передовые германские войска  вошли в пригороды Ленинграда – Колпино и  Пулковские высоты, но дальше продвинуться не смогли. 12 сентября в город срочно отправлен Г.К.Жуков, которого Сталин напутствовал: «Либо отстоите город, либо погибните там вместе с армией. Третьего пути у вас нет…»
Слайд 5
Вед.2: Осенью 1941 года немецкое командование осознало, что план молниеносной войны провалился, что война приобретает затяжной характер.  Чтобы выдержать длительную войну, надо было кормить своих солдат, поддерживать свою армию. Именно поэтому в Берлине заговорили о недопустимости «рисковать жизнью немецкого  солдата» при взятии Москвы и Ленинграда. Спасение они увидели в стратегии голода. Последовали истерические  выкрики Гитлера, что блокированный Ленинград «выжрет сам себя и, как спелый плод, упадет нам в руки». Чтобы это случилось быстрее, немцы уничтожили запасы продовольствия, разбомбив Бадаевские склады.
Слайд 6
Вед.1: 8 сентября 1941 года над городом сомкнулось кольцо блокады длиною в 900 дней и ночей. В кольце блокады Ленинграда оказалось 2 миллиона 887 тысяч человек.
Слайд 7
В связи с истекающими запасами муки продолжали снижаться  нормы выдачи хлеба. С 20 ноября 1941 года пятый раз сокращается хлебный паек: рабочие стали получать в сутки 250 г хлеба, а неработающие ( служащие, иждивенцы, дети) – 125 г .
Слайд 8
Крошечный, почти невесомый ломтик.
Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнем и кровью пополам…
Слайд 9
Вед.2: Острый голод давал о себе знать все сильнее, умирали молодые и старые, мужчины, женщины, дети. У людей слабели руки и ноги, немело тело, и наступал конец. Смерть настигала людей везде. На улице человек падал и больше не поднимался. В квартире – ложился спать и засыпал навеки. Нередко жизнь обрывалась у станка.
Слайд 10
Вед.1: На салазках кокон пряменький
Спеленав, везет
Мать заплаканная, в валенках,
А метель метет.
Старушонка лезет в очередь,
Охает, крестясь:
«У моей вот тоже дочери
Схоронен вчерась.
Бог прибрал, и слава Господу,
Легче им и нам.
Я сама-то скоро с ног спаду
С этих со ста грамм».
Труден путь, далек до кладбища.
Как с могилкой быть?
Довезти сама смогла б еще,
Сможет ли зарыть?
А не сможет – сложат в братскую,
Сложат, как дрова,
В трудовую, Ленинградскую,
Закопав едва.

И спешат по снегу валенки,-
Стало уж темнеть.
Схоронить трудней, мой маленький,
Легче умереть.
( Наталья Крандиевская – Толстая)
Слайд 11, 12
Вед.2: Только за первую блокадную зиму голод унес в Ленинграде 252 тысячи человек. Потеря близких отзывалась острой болью в сердцах живых, однако большая смертность не породила отчаяния в народе. Чтобы не заморозить детей, женщины с превеликими трудностями доставали дрова, бережно расходуя каждое полено. А если дрова кончались, в ход шли мебель, паркет даже книги из личных библиотек. Библиотеки же общественные продолжали работать, их никто не воспринимал как источник топлива. Из ближайших водоемов таскали ведрами воду, таща их на салазках, стирали белье  и чинили одежду при тусклом свете коптилок, скудные продукты распределяли по дням, а в течение дня – по часам.
Вед.1: Находили все способы, чтобы накормить людей. Из дрожжей готовили супы, которые засчитывали в счет нормы крупы, полагавшейся по карточкам. Тарелка дрожжевого супа часто была единственным блюдом в течение дня для многих тысяч людей. Из шкурок молодых телят, найденных на кожевенных заводах, варили студень. Вкус и запах такого студня был крайне неприятен, но кто на это обращал внимание? Голод подавлял все чувства… Жмыхи, соевая мука, ячменная мучка (отход), обойная и рисовая пыль – вот что заменяло муку в блокадном хлебе. А когда закончились и эти примеси, встал вопрос о применении в качестве заменителя муки…целлюлозы, в мирное время применявшейся для производства бумаги и пластмасс. Сначала ее доля доходила до 10%, затем – 15%, далее – 20%. Хлебных примесей и суррогатов было найдено, переработано и съедено 18 тысяч тонн.
Слайд 13
Вед.2: Немного легче стало, когда Ладожское озеро сковало льдом. Для помощи осажденному городу была создана «Дорога жизни». Ее опробовали 21 ноября. С Большой земли прибыл санный обоз, груженный  мукой. Тогда и решились на прибавку хлеба, а для детей в школах устроили новогодние утренники, где накормили каждого горячим чечевичным супом, макаронами с котлеткой и сладким желе. Получили юные ленинградцы и подарки. В бумажный пакет заботливые руки положили по 2 конфеты,5 печенюшек и золотой мандарин.
11 февраля 1942 года третья прибавка подняла блокадную норму до всеобщей военного времени: рабочим – 500 г., служащим – 400 г., иждивенцам – 300 г. хлеба.
По Ладоге в осажденный город везли продукты, оружие, а на Большую землю увозили в эвакуацию детей, женщин, больных, раненых, инвалидов.
Слайд  14
Вед.1: В марте 1942 года по улицам города пошли трамваи. Чтобы город не поразили эпидемии, в марте стали проводить субботники по уборке оставшихся с зимы трупов,грязи и нечистот. В некоторых домах возобновилась подача воды. Появилась  возможность отмыться от грязи и копоти в общественных банях. Город стряхивал с себя зимние страхи и начинал жить.
Слайд 15
В скверах и дворах, на пустырях и под окнами, на бульварах и Марсовом поле – всюду, где нет асфальта и булыжного покрытия, стали выращивать картофель, брюкву, свеклу, морковь, капусту. Ели и дикоросы – щи из подорожника, пюре из крапивы, котлеты из ботвы. Дороже хрусталя и золота ценились лук и чеснок – единственное спасение от цинги.
Слайд 16
Вед.2: Военные не только защищали город от вражеских налетов, но и предпринимали действия для прорыва блокады. В течение 1941 – 1942 года было 4 такие попытки, но все они потерпели неудачу. Причина – недостаток сил и средств, выделявшихся для прорыва блокады. И только в январе 1943 года, когда основные силы вермахта были стянуты к Сталинграду, блокаду удалось частично прорвать и на узкой полосе Ладожского озера создали коридор шириной 8-11 км, по которому за 17 суток проложили железную и автомобильную дороги. Положение Ленинграда значительно улучшилось.
Слайд 17
Вед.1: А в январе 1944 года в результате Ленинградско - Новгородской операции кольцо вокруг города было полностью ликвидировано. 27 января в 20 часов 24 артиллеристскими залпами из 324 орудий Ленинград салютовал доблестным войскам Ленинградского фронта.
Слайд 18
Чтец 1: Такого дня не видел Ленинград!
Нет, радости подобной не бывало…
Казалось, что все небо грохотало,
Приветствуя великое начало
Весны, уже не знающей преград.
Гремел неумолкаемо  салют
Из боевых прославленных орудий,
Смеялись, пели, обнимались  люди…
(Р.Рождественский)
Слайд 19
Чтец 2: Черное небо вспорото
Сабельным взмахом ракет.
Небо великого города
Окрашено в разноцвет.
Падает  черное небо
Отблесками в Неву.
Отныне блокада -
небыль!
В небе салют –
наяву!
Вьюжится, вьюжится, вьюжится
Огненный  снегопад.
В огненном вальсе кружится
Праздничный Ленинград.
И свет, и мрак непролазный
Отныне в едином  ряду.
Победа,
вобравшая разом
И празденство и беду.
Слайд 20
Вед.2: На бывших рубежах героической обороны Ленинграда создан «Зеленый пояс Славы», который включает 60 памятников и мемориальных ансамблей. Особое место занимает  ансамбль «Дорога жизни».
Слайд 21
На самом берегу Ладожского озера расположено «Разорванное кольцо» - выполненная  из железобетона разомкнутая арка , ассоциирующаяся  и с фермами разведенного моста, и с поднятым шлагбаумом, и с радугой над озером. На бетонной площадке под аркой навечно «вмерзшие» следы протектора колес автомашины напоминают о тех тружениках – грузовиках, что везли хлеб ленинградцам.
Слайд 22
На расположенной рядом стеле высечены слова ленинградского поэта Б. Кежуна:
Потомок, знай! В суровые года
Верны народу, долгу и Отчизне
Через торосы ладожского льда
Отсюда мы вели Дорогу жизни,
Чтоб жизнь не умирала никогда!
Слайд 23
Вед.1: На третьем километре бывшей «Дороги жизни», у поселка Ковалево, стоит памятник «Цветок жизни». Белый каменный цветок на десятиметровом стебле возвышается над гранитными валунами. В лепестках цветка вырезаны слова « Пусть всегда будет солнце!».
Слайд 24
Сорокаметровая лестница связывает его с насыпным холмом, где установлены каменные листки дневника Савичевой Тани – ленинградской школьницы, пережившей все тяготы блокадной зимы 1941-1942 года.
О ее судьбе расскажет вторая страница нашего журнала.


Слайд 25
Страница 2. Жила – была девочка


Слайд 26
Вед.2: Поможет нам в этом книга  ленинградского писателя Ильи Львовича Миксона «Жила – была девочка», выпущенная в Ленинграде в 1991 году. Те, кто пережил блокаду, называют ее самым правдивым рассказом о том страшном и одновременно героическом времени. В предисловии от автора Илья Львович написал:
«Она жила в Ленинграде, обыкновенная школьница из обыкновенной большой семьи. Училась в школе, любила родных, читала, дружила, ходила в кино. И вдруг началась война, и враг окружил город. Блокадный дневник девочки до сих пор волнует людей, обжег и мое сердце.Я решил рассказать о былом и отправился пол следам горя, безмерных страданий, безвозвратных потерь…»
Слайд 27
Вед.1: Итак, жила-была девочка. Звали ее Савичева Таня. Она родилась 23 января 1930 года в селе Дворищи Псковской области, что стоит на берегу Чудского озера, но, как и ее братья и сестры, выросла в Ленинграде на 2 линии Васильевского острова в доме 13/6. Таня была пятым и самым младшим ребенком в семье.
Слайд 28
Вед.2: Отец Тани – Николай Родионович Савичев – вместе с братьями Василием и Алексеем в 1910 году открыл «Трудовую артель братьев Савичевых» с пекарней и булочно-кондитерской при ней. Ему же принадлежал кинотеатр «Совет», расположенный неподалеку. В 1935 году Николай Родионович как нэпман вместе с семьей был выслан на 101 километр в район Луги. Жена и дети через какое-то время смогли вернуться в Ленинград, а Николай Родионович в ссылке заболел и умер 5 марта 1936 года в возрасте 52 лет.
Слайд 29
Вед.1: Мама, Мария Игнатьевна, помогала мужу во всем, а после  возвращения в Ленинград стала белошвейкой, работала мастером- надомником в швейной артели имени 1 мая и считалась там одной из лучших вышивальщиц.
Слайд 30
Вед.2: У Тани было 2 брата и две сестры. К началу войны Нина и Женя работали на Невском машиностроительном заводе имени Ленина: Женя – в архиве, а Нина – в конструкторском бюро чертежницей. Леонид служил строгальщиком на Судомеханическом заводе, а Миша закончил ФЗУ и работал слесарем сборщиком.
Вед.1: Леонид увлекался музыкой и вместе с друзьями создал самодеятельный струнный оркестр, часто проводил дома репетиции, и поэтому у Савичевых было много музыкальных инструментов: пианино, гитары, банджо, балалайка, мандолина. В свободное время Леонид вместе с братом, сестрами и матерью устраивал свой домашний концерт. Он и Миша играли на инструментах, Марья Игнатьевна, обладая прекрасным голосом и музыкальным слухом, пела вместе с Таней. Остальные держались припевкой. Довольно хороший «ангельский» голос  достался Тане от матери и  родные надеялись на ее неплохую певческую карьеру.
Вед.2: Лето 1941 года Савичевы планировали провести у сестры Марии Игнатьевны тети Капы в селе Дворищи. 21 июня Михаил сел на поезд, отправляющийся в Кингисепп. Через 2 недели, отпраздновав день рождения бабушки, туда должны были отправиться Таня с мамой. Леонид, Женя и Нина собирались приехать в Дворищи в зависимости от того, когда им дадут отпуск на работе. В день нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года их бабушке Евдокии Григорьевне исполнилось 74 года. Узнав о начале войны, Савичевы решили остаться в городе и помогать армии.
Вед.1: Леонид в первые же дни войны пошел с друзьями в военкомат. Но в армию его не взяли из-за сильной близорукости, он был белобилетником. Кроме того, его не отпустил начальник цеха, так как 2/3 рабочих цеха ушли на фронт, и некому было выполнять срочные  военные заказы.
Нина с заводскими сослуживцами стала рыть окопы в Рыбацком, Колпино, Шушарах. А вернувшись, дежурила на вышке поста воздушного наблюдения в штабе заводского  ПВО. Женя тайком от матери и бабушки сдавала кровь для спасения раненых бойцов и командиров. Мария Игнатьевна теперь не вышивала, а шила военное обмундирование для нужд фронта.
Вед.2: А самая младшая в семье Таня, как и все ленинградские дети, в те дни помогала очищать чердаки от мусора и собирала бутылки для зажигательной смеси. 3 ноября в Ленинграде с большим опозданием начался новый учебный год. Всего открылось 103 школы, в которых обучалось 30 тысяч школьников. Таня ходила в свою школу №35 до тех пор, пока из-за морозов занятия не прекратились.
Вед.1: Как раз в эту пору в семью пришло первое горе. Женя, самая старшая дочь (ей было 32 года), жила отдельно от семьи. Мать, навестившая ее 22 декабря, застала Женю в берлоге из одеял и верхних теплых вещей. Отёкшую, обессиленную, равнодушную ко всему. Как маленький ребенок, она молча, сосредоточенно рвала бумагу – словно отоваривала хлебные карточки. 28 декабря в 12.30 она умерла. Так в маленьком блокнотике появилась первая запись:
Слайд 31
Женя умерла 28 дек в 12.30 час утра 1941 г
Вед.2: Следующая запись появится в блокноте месяц спустя. Евдокия Григорьевна переживет внучку всего на 28 дней. Она умрет днем 25 января 1942 года, хотя в официальных документах будет стоять другая дата – 1 февраля. Целую неделю она пролежит в холодной комнате, а хлеб, полученный по ее карточке, поможет семье почувствовать себя чуть-чуть сытнее.
Слайд 32
Бабушка умерла 25 янв.3 ч. Дня 1942 г
Вед.1: И месяца не прошло, а жизнь семьи словно замерла. Женю удалось похоронить в отдельной могиле в гробу, а бабушку просто привязали к саночкам и отвезли в пункт сбора. Оттуда на грузовике ее вывезли в общую могилу на Пискаревское кладбище. Некогда было думать о мертвых, нужно было беспокоиться о живых. В феврале скорбных записей не было.
Слайд 33
Вед.2: Откуда он вообще взялся, этот блокнотик, куда детская рука  заносила страшную летопись потерь?
Этот маленький, умещающийся на ладони блокнотик давно, еще до войны, подарил сестре Нине Леонид. Первую часть блокнота она превратила в справочник чертежницы, а вторая, алфавитная часть, была не заполнена. Перебирая тетради, годные для растопки, Таня обратила внимание на блокнотик и сохранила на память о сестре, постоянно живущей на заводе. Теперь он, как и огрызок синего карандаша, пригодился. Видно, не очень надеялась Таня на свою память, если записывала все, что происходило в семье, которая таяла на глазах…
Вед 1.: Леонид…Лёка – так зовут его в семье. Дни и ночи проводит на заводе. Домой – только на ночь, да и то не всегда. Долго не видели, а пришел – не узнали – опух. Одутловатые щеки, заплывшие глаза за стеклами очков. Избавить организм от излишней жидкости не смог  даже стационар. Не было лекарства от дистрофии, только отдых и усиленное питание, а где их взять в блокадном городе?  И вот уже третий раз выводит танина рука в блокнотике:
Слайд 34
Лёка умер 17 марта в 5 часутр 1942 г
Слайд 35
Вед.2: А затем по очереди уйдут из жизни Танины дяди – отцовы братья – Василий Родионович и Алексей Родионович. Дяде Васе было 57 лет. Он любил прогуливаться с племянницей по улицам города, даже в суровое блокадное время радовался первой зелени, первым листочкам. И не мог видеть, как в прожорливой пасти буржуйки исчезают книги – величайшая ценность. Перед смертью он передал Тане старинные серебряные часы – на память. Синий карандаш оставит еще одну строчку:
Слайд 36
Дядя  Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г
Слайд 37
Вед 1.: Второй дядя, Алексей Родионович, был на 15 лет старше брата и на 3 года младше бабушки. У него тоже дистрофия,  3 степень. Доктор так и сказала  маме: « Алексей Родионович обречен. Ему и больница уже не поможет». Таня и мама помнили это и были готовы. Но смерть всегда внезапна. Утром 10 мая дядя Леша попросил сорвать светомаскировку, чтобы увидеть солнце. А до вечера не дожил. Страничка на «Л» уже занята Лёкой, Таня  перелистнула  ее и вывела:
Слайд 38
Дядя  Леша 10 мая в 4 ч дня 1942
Слово «умер» она опустила, без него все ясно.
Вед. 2: Их осталось двое – двенадцатилетняя Таня и ее мама. Пережили холод, голод, а теперь, когда и  хлеба прибавили, и вода журчит в кране, и можно купить живые витамины – зеленые перышки лука… Страшно, что мама может умереть. Ведь и про нее доктор сказала те же страшные слова: «Поздно, теперь все поздно». Мама и сама это чувствовала. И готовила к этому Таню, чтобы не растерялась, сходила к соседям. Не оставалась с  мертвым телом наедине. Было страшно, что мама может умереть ночью – куда пойдешь, кого позовешь глухой ночью? Мама в последний раз пожалела Таню, умерла при свете дня.
Грифель с одного бока исписался, острый край оставил след на тонком листке с буквой «М»:
Слайд 39
Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г
Вед.1: « Таня полистала алфавитную часть блокнотика. Исписала-то, оказывается, всего-навсего 6 страничек. И с нею неизвестно, что будет. А случись с ней это, страничка с буквой «Т» все равно останется чистой, некому будет ее заполнить. Она и в этот, последний раз, не изменила своему правилу, строго придерживалась алфавита. Кто обнаружит блокнот,  догадается, в какой последовательности надо читать. А читать следует с буквы «С»:
Слайд 40
Савичевы умерли
Потом «У»:
Слайд 41
Умерли все
Наконец «О»:
Слайд 42
Осталась одна Таня
Вед.2: Свой блокнотик она уложила на дно палехской шкатулки, которую забрала с собой, и покинула отчий дом навсегда. Она выполнила просьбу матери. Еле передвигая ноги, разыскала племянницу бабушки и даже какое-то время пожила у нее. Но дистрофия прогрессировала, нужно было срочно помещать девочку в стационар. И в начале июля 1943 года ее помещают в детский дом №48, который готовился тогда к эвакуации в Горьковскую область. Эшелон, в котором находились ленинградские дети, неоднократно попадал под бомбежки, и только в августе прибыл в село Красный бор. 140 истощенных, больных, измученных тяжелой дорогой детишек выхаживало все село. Но Таня была настолько слаба, что ее пришлось перевести в Понетаевский дом инвалидов, хотя и там ей не стало лучше. По состоянию здоровья она была самым тяжелым  больным.
Вед.1: Таню перевели в Шатковскую районную больницу, но прогрессирующая дистрофия, цинга, нервное потрясение да еще костный туберкулез, перенесенный в раннем детстве, сделали свое дело. Из всех детей, эвакуированных из Ленинграда в Горьковскую область, не удалось спасти только Савичеву Таню. Она умерла в возрасте 14 с половиной лет.
Слайд 43
Вед.2: А что же стало с блокадным дневником Тани?
Летом 1944 года Нине Савичевой удалось попасть в Ленинград. Кинулась на Васильевский остров – но в их квартире – чужие люди. Поехала к тете Дусе и от нее узнала, что Таню эвакуировали с детским домом, а куда – неизвестно. Совершенно случайно увидела знакомую палехскую шкатулку. Обнаружив в ней свой блокнотик, забрала его, не подозревая, что в этой записной книжке – скорбная летопись, блокадная хроника смерти самых дорогих ей людей.
И лишь спустя несколько дней, обнаружив записи, она отнесет блокнотик в музей, где он станет одним из экспонатов выставки «Героическая оборона Ленинграда». Сейчас в музее на Пискаревском кладбище, где нашли последний приют тысячи ленинградцев, выставлена  художественно выполненная копия дневника Тани, а сам блокнот хранится в Государственном музее истории Ленинграда.
Вед.1: Имя Тани стало бессмертным. «Дневник Савичевой Тани» неразрывно связан с трагедией блокадного Ленинграда. Многотысячные числа смертей, как точно заметил Ремарк, воспринимаются абстрактно, смерть же одного человека – трагедия. Потому, очевидно, и производит такое  неизгладимое впечатление фотокопия дневника Савичевой Тани в тесном музее Пискаревского кладбища.
Слайд 44
Вед. 2: Имя Тани стало вечным. Весной 1980 года Международный планетарный центр утвердил названия новых планет, открытых советскими астрономами. Высокой небесной чести удостоилась и ленинградская девочка. Одна из малых планет так и названа – Таня.

Слайд 45
Страница 3. «По праву  разделенного страданья…»

Вед.1: В грозные военные времена судьба Ленинграда стала предметом непрестанной тревоги всей страны. Многое оказалось связано с этим городом: воспоминания юности, образы мощной красоты, воплощенные в граните, мраморе и бронзе, любимые строки Пушкина и Блока, памятники русской воинской славы… И рядом с этим величием и красотой стояли ленинградцы – рабочие, служащие, прославленные и еще неизвестные артисты, писатели и поэты, художники и композиторы…
Вед.2: Мы расскажем о двух из них – композиторе Дмитрии Дмитриевиче Шостаковиче и поэтессе Ольге Федоровне Берггольц, чьи жизнь и творчество стали воплощением стойкости и мужества блокадного Ленинграда.
Слайд  46
Вед.1: К началу войны Дмитрий Дмитриевич Шостакович был признанным мастером, профессором Ленинградской консерватории. Помимо фортепианных сочинений им были созданы шесть симфоний, опера « Леди Макбет Мценского уезда». Занятый творчеством, Шостакович  не успел эвакуироваться из Ленинграда в начале войны и остался в городе, разделив с ленинградцами всю тяжесть блокадного быта.
Слайд 47
Чтец 1: Дежурить шел, надев комбинезон
И то и дело каску поправляя.
С консерваторской крыши видел он
Весь Ленинград до заводских окраин.
Он видел сиротливый Летний сад
И голые Аничкова пролеты.
Он слышал: задыхаются, храпят
Закопанные в землю кони Клодта.
В неласковой свинцовости Нева.
Но чудилось: лишь протереть, и тут же
Вся заблестит, а с нею – острова,
И отразит река деревья, тучи…

Чтец 2: А дальше, за протоками Невы,
Казалось, видел ополченцев роты.
Левей – противотанковые рвы,
Правей, за Нарвской, - надолбы и доты.
А здесь, под ним, под крышею вразлет
(Вот  для него отныне поле боя!),
Ему доверяясь, Музыка живет,
Которую он заслонил собою.

Чтец 3: Затишье страшно стиснуло виски.
Достал, спеша, огрызок карандашный
И чистые эскизные листки
И – на бумагу замысел вчерашний.
На этот, в нотных контурах, листок,
Как будто знак иного звукоряда
Внезапно пепел неостывший лег
Сгоревшего Бадаевского склада.
Вёл тему, опаленную бедой.
Вдруг ощутил вблизи дыханье чье-то:
Встав за спиной, скрипач немолодой
Через его плечо глядел на ноты.

Чтец 4: - Ах, Дмитрий Дмитрич! На дворе война.
Простите, милый. Но  кому, дружище,
Сегодня наша музыка нужна?
Солируют фугасы. Пули свищут.
Кромешный ад. Селения горят,
Прёт супостат. Не до гармоний вечных.
Когда, мой милый, пушки говорят,
Смолкают музы. С музыкой, конечно.

Слайд 48
Чтец 5: - Смолкают? Нет уж! Нет! Молчать нельзя!-
Оборотясь, отрезал. За очками,
Казалось, полыхнули не глаза,
А из души прорвавшееся пламя.
Разволновался, выронил листок.
- Вот незадача…- Легкий ветер сразу,
Шурша по крыше, подхватил, увлек,
Понес обрывок музыкальной фразы.
Чтец 6:     Гармония, светла и высока,
Не опускаясь, над землей летела,
Ладошкою эскизного листка
Родимый город заслонить хотела.
В себя вбирала метронома стук
Со стуком сердца и, взмывая круто,
Была не песней горестей и мук,
А мужества и воли контрапунктом.

Слайд49
Вед.2: Тяжелой блокадной осенью сорок первого года под гул зенитных орудий и разрывы бомб Шостакович сочинял одну из лучших своих симфоний, которую народ назвал гимном ленинградской доблести. Впервые она была исполнена весной 1942 года в Куйбышеве, куда зимой был эвакуирован Д.Д.Шостакович, потом в Москве.  
Слайд 51
А 9 августа 1942 года весь мир, затаив дыхание, слушал прямую трансляцию Седьмой симфонии из филармонии блокадного Ленинграда. Партитуру доставили из Куйбышева на самолете, музыкантов собирали по всему ленинградскому фронту. Репетиций было немного – пять или шесть, но они требовали от исполнителей большой отдачи физических сил, которых у них не оставалось. Концерт шёл  два с половиной  часа. В эфире звучала торжественная и страстная музыка.
Слайд 52
Звучит «Седьмая симфония» Нашествие
Далее на фоне приглушенной музыки звучат стихи.
Чтец 7: О, Родина! Над горестным простором,
Где сто столетий, хмурых и немых,
Разъятых то раздором, то позором,
Сто прошлых татей и своих владык
Народу не давали ни на миг
Перевести дыханье, над разором
Седой земли, где новое зверье
Твой горизонт обводит хищным взором,
Противовесом движущимся сворам
Да станет снова мужество твое!

Чтец 8: Тревога, человек! Сегодня разум
В блокаде грубой силы. Мы в кольце
Невежества, отлитого в свинце,
И темной злобы, двинутой приказом.
Вгрызается в израненную землю
Все уже, туже, все лютей
Кольцо из клыков и когтей,
Бей, колокол, над Родиной моей!
Мужайтесь! Это страшное сраженье –
Нетихнущей из века в век войны
Добра и Зла. Мужайтесь! Сведены
В единство снова Жизнь со Смертью,
Свет с Мраком и Жестокость с Милосердьем!

Вед.1: Вот что вспоминала ленинградка Нина Ивановна Земцова: «Это был незабываемый вечер и незабываемый концерт. И то, что симфония звучала после страшной зимы… Тут была и надежда на жизнь, и вера, убежденная вера в близкую победу. Это был концерт исторический…»
Слайд 53
Слушала этот концерт и другая ленинградка – поэтесса Ольга Федоровна Берггольц, прожившая в Ленинграде все 900 блокадных дней. Время выбрало её говорить со всем миром, с измученными голодом и бомбёжками ленинградцами «по праву разделенного страданья». Юный женский голос говорил правду и только правду, без прикрас. Он прорвал ледяное пространство, вошел в нетопленные комнаты ленинградцев.
Чтец 9: Я буду сегодня с тобой говорить,
Товарищ и друг Ленинградец,
о свете, который над нами горит,
о нашей последней отраде.
Товарищ, нам выпали трудные дни,
Грозят небывалые беды,
Но мы не забыты с тобой,-
Не одни,-
И это уже победа.
Слайд 54
Вед.2: Немало испытаний выпало на долю этой женщины. Трагически оборвалась жизнь любимого человека – мужа Николая Молчанова: он умер от голода в блокадном Ленинграде. Она сама падала в снег от голода, но находила в себе силы подняться. Ольга Берггольц была питеркой, ленинградкой, она родилась здесь, за Невской заставой, она выжила потому, что верила в Победу, знала, что нужна стране, людям.
Слайд 55
Всю войну Берргольц работала на ленинградском радио. Ее выступления, стихи, поэмы – своеобразный диалог со слушателями.
Ленинградцы не выключали радио ни днем, ни ночью. Той суровой блокадной зимой оно было единственным голосом искусства в городе. Из-за недостатка электроэнергии оно не говорило, а шептало, но никогда так не слушали ленинградцы стихи ленинградских поэтов, как в холодную зиму 1941-1942 года. Голодные, опухшие, еле живые люди слушали слова, равные по своей необходимости пайке ленинградского хлеба. Они не утоляли голод, но они были спасением.
Слайд 56
Чтец 10: Дарья Власьевна, соседка, здравствуй,
Вот мы встретились с тобой опять.
В дни весны желанной ленинградской
Надо снова нам потолковать.
Мы с тобою танков не взрывали,
Мы в чаду обыденных забот
безымянные высоты брали,-
но на карте нет таких высот.
Где помечена твоя крутая
лестница, ведущая домой,
по которой, с голоду шатаясь,
ты ходила с ведрами домой?
Где помечена твоя дорога,
по которой десять раз прошла
и сама – в пургу, в мороз, в тревогу –
пятерых на кладбище свезла?
Вот она – святая память наша,
Сбереженная на все века…
Что ж ты плачешь,
Что ты, тетя Даша?
Нам с тобой нельзя еще пока.
Дарья Власьевна, не мы, так кто же
Отчий дом к победе приберет?
Кто ребятам-сиротам поможет,
Юным вдовам слезы оботрет?
Нам, не позабыв о старых бедах,
Сотни новых вынести забот,
Чтоб сынов, когда придут с победой
Хлебом-солью встретить у ворот.

Слайд 57
Вед.1: Она говорила с ленинградцами на самые злободневные темы: выдержка, стойкость, надежда, непреклонная вера в победу. Говорила она всегда страстно, убежденно. И Ленинград внимательно слушал своего любимого поэта.
Мы знаем, нам тяжкие выпали дни,
Грозят небывалые беды,
Но Родина с нами, и мы не одни,
И нашею будет победа.
Он придет – ленинградский торжественный полдень,
Тишины, и покоя, и хлеба душистого полный.
Вед.2: Её стихи выполняли главную задачу – мобилизовать все силы ленинградцев на сопротивление врагу, объединить их, разбить кольцо внутренней блокады, не дать людям «превратиться в оборотня, зверя». И с этим она справилась блестяще. И подвиг, совершенные ею в дни трагических испытаний, был не только ее подвигом – он вырастал в нечто большее, он поднимал человеческие души, давал силы жить.
Слайд 58
Чтец: Моя медаль.

…Осада длится, тяжкая осада,
невиданная ни в одной войне.
Медаль за оборону Ленинграда
сегодня Родина вручает мне.
Не ради славы, почестей, награды
Я здесь жила и все смогла снести:
медаль «За оборону Ленинграда»
со мной как память моего пути.
Ревнивая, безжалостная память!
И если вдруг согнет меня печаль, -
я до тебя коснусь тогда руками,
медаль моя, солдатская медаль.
Я вспомню все и выпрямлюсь как надо,
чтоб стать еще упрямей и сильней…
Взывай же чаще к памяти моей,
медаль «За оборону Ленинграда»
Война еще идет, еще осада.
И, как оружье новое в войне,
сегодня Родина вручила мне
медаль «За оборону Ленинграда».
3 июня 1943.
Вед.1: О ее душевности, о ее трудной и прекрасной по своей человеческой отзывчивости судьбе очень точно сказал когда-то ее друг писатель Анатолий Чивилихин:
… Но снайперы и командармы,
Ожесточенные войной,
Частицей сердца благодарны
Сердечной женщине одной,
Что говорить могла с народом
О нас о всех, как о себе,
Ревнивая к его невзгодам,
К его страданьям и борьбе.
Слайд 59
Вед.2: На Пискаревском кладбище, где в братских могилах захоронены жертвы блокады Ленинграда и воины Ленинградского фронта, каждого пришедшего  почтить их память  встречает скульптура «Мать-Родина». На гранитной стене за ней  высечены слова Ольги Берггольц.
Слайд 60
Здесь лежат ленинградцы.
Горожане – мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты – красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград.
Колыбель революции.
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем.
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто.
Слайд 61.
Вед.1: Блокада Ленинграда – один из самых трагических периодов в истории Великой Отечественной войны. Это боль и мужество. Это часть жизни тех, кто  пережил страшную блокаду  и  эстафета  памяти  для нас -  живущих сегодня и для всех грядущих поколений.
Стоят монументы. Стихами и в прозе
Взывают к потомкам святые слова.
Но память живет не в граните и в бронзе.
А в людях – без нас эта память мертва.

Использованная литература:
1. Великая Отечественная. Фотоальбом.- М.: Планета,1987.-392с.,ил.

2. Куманев Г.А. 1941-1945. Краткая история, документы, фотографии.- М.:  
Политиздат, 1982.- 238с., ил. – (Страна Советов от Октября до наших дней).

3. Миксон И.Л. Жила, была: Историческое повествование/Оформление и рис.                   
А и В.Траугот.- Л.: Дет. лит.,1991- 223 с., илл., вкл.

4. Нерсесов Я.Н., Волков В.М. Война народная. Великая Отечественная война  
1941-1945.- М.: Белый город,2005.-48с., ил.- (История России)

5. Интернет ресурсы.

 

Составитель: Заведующая фидиалом №7 ЦСДБ г.Новороссийска Назарова Т.А.

 

Подпишись на новости сайта! Наш блог в LiveJournal
Мы в twitter! Смотри нас на YouTube!!!
Мы ВКонтакте! Мы на FaceBook!

Праздники России
Читайте книгу С.А.Санеева, посвященную истории детских библиотек Новороссийска
"Учреждение истинно просветительное..."

Опрос

Как заканчивается название комедии А.С. Грибоедова: «Горе...»?
 
Яндекс цитирования
Rambler's Top100



Заготовка фруктов впрок    Косим - Чистим - Убираем    Игро Блок - Компьютерные мини игры