Версия для слабовидящих
19 января - 110 лет со дня рождения русской писательницы Натальи Петровны Кончаловской (1903-1988)

Наталья Петровна Кончаловская родилась в семье русского художника П. П. Кончаловского. Мать, Ольга Васильевна, была дочерью В. И. Сурикова. Она оказала большое влияние на свою дочь. По воспоминаниям Натальи Петровны, Ольга Васильевна никогда не впадала в уныние, мужественно переносила невзгоды, ни при каких обстоятельствах не изменяла своим правилам.
Детство Натальи Кончаловской прошло в путешествиях, где она знакомилась с великими произведениями искусства, училась иностранным языкам. Наталья Петровна прекрасно владела французским, английским, испанским, итальянским. Во времена революции 1917 года семья Кончаловских жила в мастерской Петра Петровича на Садовом кольце у Триумфальной площади, в том же подъезде, где жил Булгаков. Здесь бывали Хлебников, Бурлюк. Сюда пришел Маяковский в своей желтой блузе, с морковкой, торчавшей вместо платка из кармана.

Было много трудностей - голод, холод, отсутствие света, отопления, выдача продуктов по карточкам. Однако, как вспоминает Наталья Петровна, несмотря на сложные бытовые условия, театры и концертные залы были переполнены, страна жила в радостном творческом подъеме.
Насыщенная искусством атмосфера дома Кончаловских, где частыми гостями бывали композитор С. Прокофьев, пианист В. Софроницкий, писатели А. Толстой, Вс. Иванов, Илья Эренбург, скульптор С. Коненков, художник Грабарь, кинематографисты Эйзенштейн, Росс, артисты Иван Москвин, Борис Ливанов и многие другие выдающиеся современники, многого стоила. Так с самого раннего детства Наталья Петровна дышала воздухом искусства, впитывала в себя то, что называется Русской Культурой.
Она была из мира художников, бунтарей. Все, кто бывал в доме, знали ее с детства, для всех она была Наташенька. Гимназия Потоцкой, где она с 1910 года училась, помещалась на площади Пушкина, за кинотеатром "Россия". А на верхнем этаже дома жил Рахманинов. В перерывах между уроками девочки собирались на лестнице и слушали раскаты рояля.
Кончаловские были знакомы с Шаляпиными, бывали у них на Капри. Сын Шаляпина, Федор Федорович, позже стал большим другом Натальи Петровны. Маленькая Наташа просто, как домой, заходила в мастерскую скульптора С. Т. Коненкова, который был ее крестным. В студии Сергея Тимофеевича ей довелось слушать стихи Есенина, здесь же "гремел" голос Шаляпина, танцевала Айседора Дункан.
О своей юности Кончаловская вспоминала так: "В отличие от сверстниц я не готовилась ни к какой специальности и не подавала никаких надежд, хотя с младенчества обладала отличным слухом, с большой легкостью плела стихи... В домашнем хозяйстве я была расторопна: шить, кроить, вязать, стирать, стряпать я была приучена матерью с детства, и воспитанная с детства в строгой дисциплине, я глубоко вросла в жизнь семьи, для которой духовная культура, искусство, постоянный труд были основой существования".
После первого неудачного романтического замужества в 1936 году Наталья Петровна выходит замуж за Сергея Михалкова, начинающего детского поэта. Сергей Михалков и Наталья Кончаловская прожили долгую жизнь, отметили золотую свадьбу. Их дети - Андрон и Никита Михалковы, ныне известные современные режиссеры, и дочь Катя от первого брака Натальи Петровны, которую удочерил Михалков.
Сергей Владимирович с огромной благодарностью и уважением вспоминает о Н. П. Кончаловской, и этот портрет, увиденный глазами любящего человека, очень много дает для понимания образа Натальи Петровны: "Наталья Кончаловская уже при взгляде на нее поражала воображение - она была мила и очень обаятельна. Все яркое, талантливое, совершенное моя Наташа принимала близко к сердцу.
Что нас всегда сближало, не считая увлечения поэзией, искусством, готовности работать, действовать? Думаю, что чувство юмора. Ни она, ни я не отдавали предпочтения суровости, угрюмости, старались по мере сил видеть в жизни хорошее, а то и забавное. Еще отмечу особо мудрость моей жены и еще поклонюсь ей за это. Чего скрывать, за долгую-долгую нашу совместную жизнь у нас случалось всякое. И ссоры, и размолвки, и пререкания по разным поводам...
Все проходило, но для меня одно оставалось неизменным - чувство глубокого уважения к жене, вечное изумление перед ее талантами и энергией".
В воспитании детей Наталья Петровна следовала духовной традиции своей семьи. Вспоминая свое детство, Никита Сергеевич, младший сын писательницы, рассказывал, что его мама была глубоко верующим человеком и никогда этого не стеснялась. Дети ходили в церковь, учили молитвы, причащались, исповедовались.
По воспоминаниям Андрона Кончаловского, старшего сына Натальи Петровны, его детство "окружали очень разные, выдающиеся, яркие люди... Странно было бы, живя в этом мире, не впитать в себя из него что-то важное для будущей жизни, для профессии".
Разносторонняя талантливость, богатая фантазия, трудолюбие, с детства прививаемые в семье, не могли не воплотиться в творчестве. Впервые Наталья Петровна Кончаловская выступила в печати в 1938 году.
Она начала свою писательскую деятельность переводами Шелли, Браунинга, Вордсворта. Кроме того, она переводила с украинского - Стельмаха, с еврейского - Рубинштейна. Ею были переведены стихи многих кабардинских, балкарских поэтов. Но самый ее крупный перевод - поэма "Мирей" провансальского поэта XIX века Мистраля.
Встреча с Францией, французской литературой не закончилась переводом поэмы Мистраля. Старший сын Натальи Петровны, Андрон, познакомил ее с песнями Эдит Пиаф, которые она потом перевела и написала две книги о певице. Он же познакомил ее и с песнями Жоржа Брассанса, современного французского поэта, которого Наталья Петровна также взялась перевести.
Однако писать она стала значительно раньше. Все располагало к творчеству в доме, где всегда звучали стихи, музыка, рождались живописные произведения.
Особенно ярко она заявила о себе в поэзии для детей. Кончаловская начала с переводов английской детской поэзии. Ее собственные стихи собраны в книжках "Огород наоборот", "Близнецы", "Что случилось?", "Сосчитай-ка!", "Нотная азбука". Кроме того, выходили ее книжки-ширмы, книжки-игрушки, в том числе книга-путешествие по современному Китаю "Чжунго, Нинь Хао!", написанная совместно с Ю. Семеновым. Особое признание пришло к ней, когда вышла в свет книга "Наша древняя столица", над которой писательница трудилась на протяжении пятнадцати лет, где она простым, образным словом воспела наших предков, раскрыла роль народа в становлении русского государства.
С детства любившая музыку и когда-то мечтавшая поступить в консерваторию, Кончаловская написала русские тексты к операм Моцарта, Массне, Обера, Верди, Дебюсси, а увлечение французской эстрадой привело к появлению двух пластинок "Поет Эдит Пиаф. Рассказывает Наталья Кончаловская". Наталья Петровна писала и песни для мультфильмов.
Н. П. Кончаловская много ездила по стране с музыкально-литературными концертами-импровизациями, сборы от которых шли в Фонд мира. Посетив мемориал Хатыни, она за несколько дней написала поэму "Хатынская поляна", которую композитор Эмиль Олах положил на музыку. Так вышла пластинка с записью поэмы в исполнении автора. За эту работу Наталья Петровна была удостоена золотой медали "Борцу за мир" Комитета защиты мира.
Одно из важнейших творческих устремлений писательницы - работа, связанная с пропагандой творчества В. И. Сурикова. Наталья Петровна, наверное, лучший биограф Василия Ивановича. Главная особенность и уникальность ее работ состоит в том, что она - единственный близкий человек, знавший Василия Ивановича в бытовой, семейной обстановке. Наташа была любимой внучкой деда. Вместе со своими родителями она еще в детстве ездила на родину Василия Ивановича - в Сибирь и навсегда полюбила эти места. Поэтому не случайно, что в создании музея-усадьбы В. И. Сурикова Наталья Петровна принимала самое активное участие. После дочерей Сурикова она вместе с братом взяла ответственность за сохранение родового гнезда деда на себя. И где бы ни находилась Наталья Петровна, она проявляла самое теплое участие в судьбе дома и его коллекции. Об этом свидетельствуют ее частые встречи с Л. Греченко, директором музея, письма писательницы в музей.
Переписка Натальи Петровны с музеем касалась не только его насущных проблем: становления и развития музея, комплектования фондов, реставрационных работ, - но и просто жизни красноярцев. Благодаря ей и брату, Михаилу Петровичу, усадьба приняла тот вид, который был при деде. За бережное хранение сотрудниками музея родовой усадьбы художника дети и внуки Сурикова передали в дар музею богатый экспозиционный материал - личные вещи художника, его палитру, краски, трость, шляпу, и, конечно, картины. Большая часть фондов музея - произведений художника, его вещей, фотографий, документов получена от семьи Кончаловских.
В книге "Дар бесценный", которая вышла в 1964 году, писательница ярко, образно, с целым рядом бытовых и исторических подробностей рассказывает о творческом пути одного из великих русских живописцев. Книга основана на дневниковых записях отца и матери Натальи Петровны, высказываниях известных людей о художнике. Немаловажную часть книги составляют воспоминания самой Кончаловской о своем деде. Одно из них - рассказ о работе В. И. Сурикова над этюдом "Царевна" для картины "Посещение царевной женского монастыря". Наташа позировала для этого этюда в 9-летнем возрасте, она надевала на себя наряд, взятый в костюмерной Большого театра, - бармы, оплечье и кокошник. Было тяжело стоять, но дедушка говорил: "Ничего, ничего, бомбочка, постой! Вон царевны всю жизнь такую тяжесть носили, а ты не можешь десять минут постоять..." Так шла работа над портретом. Теперь этот портрет, подаренный внучкой художника, украшает коллекцию музея-усадьбы В. И. Сурикова.
Последние двадцать лет Наталья Петровна жила на своей даче на Николиной Горе, в Москву приезжала только по необходимости. Как вспоминает о последних годах жизни Натальи Петровны сын писательницы, Никита Сергеевич Михалков, "она старела замечательно легко - в этом не было ни комплексов, ни болезненности. Было достоинство. Даже в преклонном возрасте, когда ей было за восемьдесят, я никогда не видел ее небрежно одетой. Если она плохо себя чувствовала, просто никого не приглашала, сознавая, что неважно выглядит.
И даже в последние дни жизни - она находилась в больнице, в реанимации - осталась себе верна... Господь послал ей не смерть, а скорее уход. Она прожила счастливую, страстную, наполненную жизнь, она устала и уходила - спокойно, достойно".
Патриарх Пимен, хорошо знавший Наталью Петровну, совершил отпевание в Свято-Даниловом монастыре, прихожанкой которого она была. Огромный Троицкий собор был переполнен. Здесь все Михалковы: муж, сыновья, дочь, внуки. Потом - панихида на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой отца Натальи Петровны, художника Петра Кончаловского и матери - Ольги Васильевны. Это было в октябре 1988 года...
"Впервые в русской литературе жизнь и творчество живописца-деда довелось воспеть поэтессе-внучке, воплотившей в художественной прозе как внутренний, так и внешний его образ, раскрыть сложнейший процесс рождения картины неотрывно от жизни и быта крупнейшего русского мастера кисти" - так писала критика после выхода в свет книги "Дар бесценный" Натальи Кончаловской.

Татьяна ЗУБАРЕВА, научный сотрудник музея-усадьбы В. И. Сурикова.

Источник: http://www.c-cafe.ru/

 

 

Подпишись на новости сайта! Наш блог в LiveJournal
Мы в twitter! Смотри нас на YouTube!!!
Мы ВКонтакте! Мы на FaceBook!

Праздники России
Читайте книгу С.А.Санеева, посвященную истории детских библиотек Новороссийска
"Учреждение истинно просветительное..."

Опрос

Какое хищное животное нашего края считается самым мелким?
 
Яндекс цитирования
Rambler's Top100



Заготовка фруктов впрок    Косим - Чистим - Убираем    Игро Блок - Компьютерные мини игры